Венский доктор

Венские врачи: дорого и сердито > Ум+

Венский доктор

Наталья Барабаш

Написала я тут на фейсбуке про своего венского доктора. А доктор у меня замечательный. В смысле внешнего вида. Седой, худющий, щеки впали, пальцы длинные. И покхыкивает все время как-то по-чеховски, для законченности профессорского облика.

Жаль, на этом его замечательность и заканчивается. Лечить потому что профессор не любит

Ну то есть много больных принимать, анализы разные назначать – это да. А диагнозы ставить – это нет. Сидишь к нему в очереди по два-три часа. А прием длится пять минут. За руку поздороваешься, начнешь что-то говорить, а врач уже вампиром подскочил, кровь из вены выкачал, что-то у себя в компьютере пометил – и сурово машет:

— Ауфидерзеен! Рецепт возьмите у помощницы!

Мне, как русской, он еще всегда добавляет:

— И постарайтесь не пить водку!

— Доктор, но я же с моей печенью вообще не пью!

— Вот и продержитесь хотя бы два месяца!

В этот визит мне повезло больше – я пожаловалась, что припекло меня в Венеции –  любимом городе моего доктора. И он уделил мне целых 7 минут! Шесть из которых мы обсуждали тамошнюю погоду зимой. Попытки узнать, что же происходит с давлением – не атмосферным, а моим, – успехом опять не увенчались.

Короче, пожаловалась я на австрийского доктора в  фейсбуке. И тут началось

Друзья из разных европейских стран  – кто в личку, кто в комментах – дружно откликнулись:

— И у нас в Италии та же история!

— В Шотландии я сидела со сломанной ногой 4 часа в очереди!

— Один в один – как у нас в Берлине! Дают антибиотик вместо диагноза!

— А у нас еще всем говорят одно и тоже: вирус или ротовирус! Само пройдет! Или вот еще – экология виновата!

— А наши швейцарские  на все жалобы успокаивают:  “это всё нервы”!

— Такое впечатление, что все эти доктора учились в одном институте!

Так я еще раз убедилась, что страдаю от передовой европейской медицины не одна.

…Есть мифы о Европе,  которые дороги русскому сердцу. И когда, пожив за границей и  с удивлением обнаружив, что все не совсем так, пытаешься донести это знание до соотечественников, на тебя обрушивается ураган народного гнева

Людям не хочется расставаться с мечтой.

У меня, намыкавшейся по родным учреждениям здравоохранения, тоже была такая мечта.

Наконец-то попасть в надежные руки знаменитых венских врачей. Тем более что какой сайт ни открой – везде написано: система здравоохранения  в Австрии одна из лучших в Европе, высокий уровень медицинского обслуживания доступен каждому гражданину страны.

А после 2005 года Австрия и вовсе оказалась впереди планеты всей, так как ввела систему электронного медицинского обслуживания по e-карте. Это пластиковая карточка с именем пациента и номером. Любой врач в любой точке страны вводит его в компьютер – и история всех заболеваний пациента у него перед глазами.

Не надо таскать с собой по разным медучреждениям кучу бумажек.

Кстати, идея действительно прекрасная.

А кроме того, все лечение по этой е-карте, включая дорогостоящие обследования и операции – бесплатны.

Словом, чудеса!

Правда, на деле чудеса оказались не такими уж и бесплатными.

Да, за работников в фирмах отчисления на здравоохранение делают работодатели. Но отчисляют-то они деньги с их же зарплат!

Из-за разнообразных отчислений, как мне пояснили, и уровень доходов  в Австрии не высок. (Средняя зарплата по стране  “чистыми”,  после вычетов налогов остается около  1700 евро. При здешних высоких ценах – сумма очень скромная).

Если же ты – индивидуальный предприниматель или владелец фирмы, магазинчика, отеля – а таких здесь много, эту страховку ты оплачиваешь сам. У подруги ее муж- бизнесмен ежеквартально отчисляет на их пенсионную и медицинскую страховку  7000 евро.

  Еще 200 евро в месяц  некоторые платят за дополнительную  частную страховку – чтобы посещать узких специалистов без направления терапевта и лежать в больницах в особо комфортных палатах. Причем чем ты старше и чем больше у тебя болезней, тем дороже страховка.

А хронические заболевания в нее вообще не включают – предпочитают страховать здоровых. Словом, деньги выходят не малые.

— Но зато каков должен быть уровень медицины! – думала я.

Грипп с температурой 39 дал возможность испытать это на себе.

Решила по старой памяти вызвать врача на дом. Но тут неожиданно выяснилось, что сделать это я не могу.  Не ходят врачи по домам. То есть если у вас есть свой семейный врач, он может вас посетить, если вы успеете позвонить ему до 8 утра. Но делать это не обязан. Так нам в страховой компании и сказали.

И “Скорые помощи” для того, чтобы укольчик сделать, не приезжают

Ну если у вас температура ниже 39,5. Как правило, Скорую здесь вызывают в самых тяжелых случаях, когда нужен реанимобиль для доставки в больницу. И надо проверить, входит ли эта услуга в вашу страховку: прочитала на форуме, что кто-то из приезжих заплатил за вызов Скорой 500 евро.

— Придется ехать в поликлинику! – вздохнула я.

Тут выяснилось, что поликлиник в Австрии тоже нет. Совсем. Как, кстати, нет и детских поликлиник,  и организованной системы  детских врачей (есть отдельные консультирующие специалисты при больницах).

Все их функции выполняет терапевт, он же семейный врач.

В каждом районе их несколько, должность эта часто государственная,  и без направления такого  врача ( ты можешь выбрать любого) попасть к какому-то специалисту можно только за плату или по частной страховке.

Встреча с семейным доктором, о котором грезят все реформаторы российского здравоохранения, стала для меня  первым шоком

В тесной двухкомнатной квартирке в приемной толпились пациенты. Одна девушка истошно кашляет, старушка с выпученными глазами трясет головой, у парня с плохо забинтованной руки капает кровь.

…Через час сиденья я наконец попала к усталой докторице в слегка заляпанном кровью после предыдущего пациента халате.

Она молча пихнула мне под мышку градусник, глянув на цифры,  выписала антибиотик и на всякий случай отправила  меня на анализ крови и Узи.

Один нюанс: чтобы сдать эти анализы, надо ехать в две разные лаборатории на разных улицах – они тут частные, разбросаны по городу. На следующий день смотаться в обе лаборатории за результатом и уже потом – еще раз на прием к врачу.

Я прокляла все.

И решила  найти частную клинику, где под одной крышей собраны разные специалисты и лаборатории.  Хотя про дикие очереди в таких учреждениях я уже читала.

— Вам нужен терапевт? – вежливо спросила меня по телефону  регистратор одной такой известной в Вене клиники – Отлично! Вот как раз есть свободное окошко. Через три недели!

— Но болею-то я сейчас! – изумляюсь я.

— Ничем не могу помочь!

Следующий частный врач мог встретиться со мной через месяц.

Кстати, в ту клинику я потом все же попала – по частной страховке к менее востребованным специалистам. И никогда я так быстро не тратила денег

За пятиминутную перевязку ушибленного пальца с меня взяли 200 евро ( повязка дома тут же слетела), столько же у лора  – за выписанные капли от насморка. И частный врач даже обиделся, что я не хочу вот тут же сделать операцию по ринопластике.

Система оплаты по частной страховке в Европе такая. Сумму за прием ты платишь сразу. Потом берешь чек и посылаешь его в свою страховую компанию. И только  через несколько месяцев большую часть расходов тебе компенсируют. Но не всю. Если денег заплатить за прием у тебя сейчас нет – к частному  доктору ты не попадешь.

Правда, если честно, платный прием отличается от бесплатного только еще большими очередями. Поэтому специалисты отмечают, что сегодня в Австрии число людей, оформляющих частные страховки, падает.

Еще один вывод, который я сделала:  болеть в Европе  нужно  чем-то типичным, точно укладывающимся в медицинские стандарты. Чтобы никаких отклонений: анализы такие-то, заболевание такое-то, таблетки такие-то

В рамках этих стандартов лекарства работают как звери. Здесь часто, не заморачиваясь причинами заболевания, выписывают антибиотики. И те делают свое дело. Вопрос: доктор, а что это у меня? в Австрии не любят. “Что бы ни было, – отвечают, – антибиотик это убьет.”

Но в условиях, когда болезней у пациента несколько, да еще и не совсем совпадающих с описаниями в  учебниках – все, кричи караул. Специализация врачей здесь такая, что есть даже отдельные профессора на разные графы  в анализах крови.

Но крайне трудно найти врача, который мог бы посмотреть на проблемы пациента в целом. Поэтому я с сочувствием поглядывала  на русских и украинских пациентов, которых стадами водили в клинике по врачам, прибавляя к каждой услуге минимум по 100 евро.

Эх, раскрыть бы им страшную тайну, что их местные  специалисты в постановке диагнозов уж точно не хуже.

А ведь наши  благодарные от встречи с передовой медициной  пациенты еще и разбаловали местных эскулапов! В этой клинике к врачам стало неприятно заходить: они  сразу же с ожиданием смотрят на твой карман.  Один профессор так и начал прием с вопроса:

— А наличные у вас есть?

И только потом спросил, что меня беспокоит.

https://www.youtube.com/watch?v=NNmEQ4dkg1I

Поэтому частную больничку я покинула. И стала искать ответ на вопрос: что же хорошего в местной медицине?

Попав из-за какой-то ерунды в местную обычную больницу, я это поняла.

Комфорт и уход. Около 8,3 процента валового продукта Австрия тратит на здравоохранение. И большая часть этих денег, как кажется, уходит на прекрасное оснащение больниц и организацию службы ухода за больными, оплату среднего медперсонала (зарплата медсестры в Австрии составляет около 3000 евро в месяц).

Стоит ли удивляться, что  в самой обычной клинике в палате на шесть человек эти медсестры каждые полчаса заходят к вам с вопросом, не желают ли больные чая-кофе, блюда можно выбирать из разнообразного меню, все дорогостоящее обследование почти бесплатно (в стоимость войдет только 15 евро за каждый день нахождения  в больнице, правда, число оплаченных дней не должно превышать 28 в год).

Но  когда в России в очередной раз реформаторы призывают взять на вооружение опыт Европы в организации здравоохранения, я прихожу в ужас. Такого стандартизированного подхода наше население точно не выдержит

При всех ужасах российского здравоохранения, главными из которых остается ужасающее состояние больниц, отсутствие налаженного ухода и нехватка лекарств – сама система здравоохранения – с сетью многопрофильных поликлиник, службой медпомощи на дому – гораздо более гуманна. А нехватка технических и лекарственных средств прививает врачам привычку думать. Очень важное качество, как оказывается, в мире стандартов и схем.

Словом, прожив 5 лет в Вене, лечиться я езжу в Москву.

Кстати, когда очень хороший венский стоматолог случайно проткнул пациенту в соседнем кресле язык, а с меня взял за пломбу уже мертвого зуба (плюс рентген) 500 евро, я стала ездить в Москву и к своему прежнему зубному врачу. Рентгеновский аппарат там, правда, старенький, приходится очень широко открывать рот, но ничего, я потерплю.

***

— Доктор! – спросила я, прощаясь, своего венского профессора, глядя на выписанный им рецепт. — А сколько мне это лекарство принимать?

— Всю жизнь.

— Но почему?

— Ну, вы же не хотите следить за здоровьем! Бывать на природе!

— Да я ведь живу в лесу!

— Нет, у вас, русских,  сплошная светская жизнь! Праздники, тусовки, клубы, путешествия! — глаза доктора затуманились. — Шампанское, красная икра… Вы же не хотите изменить такую жизнь? — посмотрел он на меня с надеждой.

— Нет! — твердо и абсолютно честно сказала я. — Дура бы я была, если бы хотела изменить такую жизнь!

А дома сказала мужу.

— Знаменитый венский врач прописал мне тусовки, светские вечеринки, икру и шампанское! Сказал – без этого лекарство не поможет!

На что-то же нужны и венские доктора….

Иллюстрация: Barclay Shaw “The remaking of Sigmund Freud”

Источник: https://um.plus/2017/02/04/euromedicine/

����� �����������. �������� ��������� ������ (������� ������� �������������) / �����.��

Венский доктор

�������� �� ��������� � ��������� ������������ ����� ������ ����������� (������ ����������, ���. Ignaz Philipp Semmelweis, ����. Semmelweis Ignac Fulop; 1 ���� 1818, ���� � 13 ������� 1865, ���������� ��� �����) � ���������� ����-������, ���������, ���� �� ���������������� ��������. ������� ������� ����������� �� �������������� �� �������� � ����������. � 1846�1850 ��.

������� � ���� � ��������� ����. � 1851 �. �������� � ����, ��� ��������� �������� ������� ����. � 1855 �. ����� ��������� ������������� ������������. � 1847 �.

, ������� ������ ������� ������������ ������� (�������) � ������ ������� � �, � ���������, ���� �����, ��� ���������� ��� ����� � �������� (30�40 � ���� 50 %) ������� ������������ ���������� ��� �������� �����, � ����������� �����������, ��� �������� �������� �� ������������� � ���������������������� ��������� ��������.

����� � �� ����� ����� ������������ � �������������, � ��������� ���� ����� ��������� ����� �� �����, ������� ���� �������� ��������. ����������� ������ �������� �������� ����� ������������� � ����������� � ���������� �������������� ���� ��������� �� � ������� ������� �������. ��������� ����� ���������� ����� ������ � ������������ ����� ����� ��� � 7 ��� � � 18 �� 2,5 %.

������ �������� ������������ �� ����� ������� ���������. ����� ����, ����������� ��� �������� ��������� ��������� �����������. �������� ������������ ������� ������ ����� ������� ��� ������ ��� ��������, ��� � ������ ���� ������ � ������� ��������� ������������ �� ���� � ���� ������� ���. �������� �������, ������ �����, �������� �. �.

������������ ����������� ���������� ���������� ���������� ����� ��������� ������������ ��� � ������ ��� � ������, �������� �� ��, ��� ���������� � ������� ����� �����. ����� ����, ����� ������, ��� ���������� ����� ���������� �������.

����������� ����� ������ ������� ������, �������� �� ��������� ������������, �� ����������� �������� ������������� �������� ������ ������ ������, ����� ��������� ���� ����������, �������� � ������������ ��������� ������� (���. Die Aetiologie, der Begriff und die Prophylaxis des Kindbettfiebers) � 1861 �.

������ ��� ����� ��� ����� ��� � �� �������� �����-������ �������� ���������, � �� ����� ���� ������������ ������ ������� ��-�� �������.

���� ������������ �������� ����� ������� ���������, ��� ��������� ���������� �� ������� ���� ������������ ��������� ����� ������� ���������, ������� ����� �� ������ �������� �� �������� ���� ������������ � ������� �������� ���������� ����� ����� ���������, �� �������� ����� ������������� ��-�� ��������� ����������� ������������� �������� ����� ������ ���������� ���������� � ������ �������� �������� �� ��������� �������. � ������� ���������� ��� ����������� ������� ����������� ������������. ������� ��������, ��� ��� ������� �� ��������� ������������ � �������� ���� ���� ������� �������� ��������, �������� �������� ���� ������������� ��������� ������������ � ��������������� ���������. 30 ���� 1865 ���� ��������� ������ ��� ����� (����.) �����. ������� ����� ��� �������� ����������� ��� � ĸ������ ��� �����. ����� ����������� �� ����� � ��������� ������, ���������� ��������� ������ ���, ����� � ������������ ������� � ��������� � ����� �������. � �������� ������� ��� ��������� ������������ � ��������� �������� �����. ������������ ����������� �������� ���� ����� � �������������, ��� �� ���� ���������� ����������� ��� ������� ����� ����������� ���������� � ���� �� ���� �� �������, �� �������� ������� �������-�������� �� ��� ��������. ������ ��� �������� ����� ����������� ������ �� 18 ��� ������ �������. ���������� ���� ������������ � ����������� � ��������� �������� ���� �������� ������ ����� ��� ������.     ������ ������������ ������ ������������ ����������� �������� � ������.    � 1906 ���� � ��������� �� ������������� ������ ����� ���� ������������ ��� ��������� ��������, �� ������� �������� ���������� �������.    � ����, ��� � ��������� ��� �����������, �������� ����� ������� �������� ������������.    � ���������� ���� ������� ������� ������������ (���.) �����., ������� ���������� ��������� ����� ������ �� ��������� ����, ��� ��� ������������ ����������� ��������������.             �������� �������� � ������ �� ���������� �����, �� ����, ���� ���������� �������� ����� ����. ��� ���������� ���� ������ � �����, ������ ������ � � ���������� ������ � ��������� ��������. ��� �������� �������, �� ������� ��� ���� ����� � ������������� ����������. � 1861�1862 ��. �� ������� ������ ������� ������ ��������� ������ ���� ������� � ���� ����� � ���� ��������. �� ������ �� ��������� ����������� �������� �������� �� ������� ����������� ��������������, � �� ���������� ����������: ����� �� ��������������� ����, ��������� �������, � ��� ��������� ������. ����� ����������� ���� �� ��������� ��������, ������� �������� �������������, �� ������� �������������, ����� ��, ��������, ��� ������� ������� � ���� ���� ���� �� �������� �������, �������, ��� �� � ��� ������ ������� ����� �������� � ��������, ������� �������� ���� ��� ������������. �� ����, ��� �������� ��� �� ������, � ��� ��������� ���� � ��� �������. ���������, ����������� � ��������� ������ ���������, ����������� ������� �������� ��������. � ���� 1865 ���� �� ��� ������� � ��������������� �������� � ����, � 13 ������� ���� ��� � �������� 47 ���. �������� ��� ������ �� ���� ������ ������ ����� ����� �� ������ ������ ����, ���������� �� ��� ��������� ��������. ��� ����� ��� ������ ��� ������������ ���� ������ ���������� ������ ������ � ���� �������� ��������. ��� ���, �������� ���� ����� ���������� � ������ �������� ���������. ��� ����� ��� ����������! � � ��� ����� ����� ����: ������������ � 10% ��������� ������ ���������酻 ������ ������� �������� �������� �� ���������� 200 ���. �� �������� ������ � ��������� ���������� �� ���� ����� ����������� ��������� ���� ���, �� ��� ���� ��� ������ �������� ����� 18 (!) ��� ����� �������� ������������. ����� ������� ����������� ���������� ������� � ������������ ������ � ��������� ������� � �������. ����� 5 ��� ����� �������� ����� ����������� ������ ��� ��� � ������ �����. ��, �� ��� ������������ �� ������� �����, ������� ��������� �� 5 ���. ������� ���������� ������� �� �������� ������� ���������. ������ ��������������� ����������������, ��������� ������� ����� ������� � ������������� ���������, ������� ����������� � ������� ���������� ��������. ������ �� 70 (!) ��� �������� ���� ����������, ����� �� ��������� ������. ������ ���������� � ��� ��� ����� �������� �������, ����������� ������ ��������. ����� ��� ������ ����������� 900 ����� ������. ��� ������ �� ������� � �� ����������� ����������, � ���������� ���������. ����� ����� �����. �� ���������� �������� ����� ���� ��� ���������, ������ ��� ����� � ������� ��������. � ����� ��������� ��������� �����. ��������: ����������, �����, ��������� ��� �������, � �� �������� �������� ����� ����! ������� 11 ��� �������� �� ���� ��� ������������ �������������� ��������� �� ���� � �����. ��� ���� ����� ����� ������������� ������������ �����. � 1860 ���� ����������� ������� �����. �� � � ���������������.

�  �������  �������������  ��  �������������  �  ������  “���� ������. ���� – �� ��������� �������”  http://www.proza.ru/2014/12/26/965,  �  �������  ��  ��������  ���  ����������.

ru.wikipedia.org������������, ����� ����������� ������ ����������� (������ ����������, ���. Ignaz Philipp Semmelweis, ����. Semmelweis Ign;c F;l;p; 1 ���� 1818, ���� � 13 ������� 1865, ���������� ��� �����) � ���������� ����-������, ���������, ���� �� ���������������� ��������.     ������  ������  ������ – ��������  �������  �����  ��  �����  “���������  �������”  ������  �������  ������������  ��  ���  ����  �������  �����.

                �������� �������������� “����������� – � ������ ��������”.  http://www.proza.ru/2012/03/16/1446

      ���������� ������� ���� ������� �����.    \���� �� ����� ������ ����� �������� ���� � ����, ���������  �  ������������  �������  �����������\.    9     15    28     41    47    59   88     91    92  102  120      130  134  148  149  172       193  203  215  225  241  257     �      �     �     �     �     �     �      �     �     �     �          �     �     �      �     �          �     �     �     �     �     �  257  248  242  229  216  210  198  169  166  165  155      137  127  123  109  108         85    64   54    42    32    16    10    14    28    29    52       73    83    95   105  121  137      146  152  165  178  184  196  225  228  229  239  257     �      �     �     �     �         �     �     �     �     �     �          �     �     �     �     �     �      �      �     �     �     �   257  247  243  229  228      205  184  174  162  152  136      120  111  105   92    79    73     61    32   29    28    18        �����������  �����  ������  =  257  =  155-�����  �������  +  102-��  �����\ �� \.                 257  =  85-�������  +  172-�����  ��  �����\ �� \ .                 257  =  165-���������  �����  +  92-��  ����\ ��� \.                 257  =  95-���������  +  162-�����  ��  ����\ ��� \.                 257  =  121-��  �������  +  136-���������  ����\ � \.                 257  =  105-�������\ ������� \  +  152-������������\ �� \.                 152  –  105  =  47  =  �����.                 257  =  172-�����  ��  �����\ �� \  +  85-�����  �\ �  ������� \.                 172  –  85  =  87  =  �������,  �������,  ������\ � \.                 257  =  73-������\ ����  �������� \  +  184-����������  ���\ ����� \.-                 184  –  73  =  111  =  ���������  �����\ ����� \.                 257  =  174-������������  +  83-��������\ � \.                 174  –  83  =  91  =  ��������.                 257  =  178-��ƨ���  �����������  +  79-�����������.                 257  =  ���������  ������  �����. �������   ����������  ���������  ��������: 102  =  ��  �����\ �� \__________________________165  =  ���������  �����          165  –  102  =  63  =  ������. 120  =  ��  ������\ � \________________________155  =  �������  ����� 121  =  ��  �������__________________________152  =  �����  ��������� 178  =  ��ƨ���  �����������_______________________________  92  =  �������� \ � \          178  –  92  =  86  =  ������.   83  =  ��������_______________________________184  =  ��������  �������\ � \          184  –  83  =  101  =  �������.   15  =  �\ �  ������������  ���� \__________________________________248  =  ��  ������������  ����         248  –  15  =  233  =  ���������  ��  ������\ � \. ����������: ����  ��������  �  ����  �������  �����  �������  ����  ��������,  ��  �������  ���������  ���������:                 257  +  1  =  258  =  ���������  �������������  =  ������-86 � 3.                 258  =  194-����  ���������  +  64-�����\ � \. ���  ����  ������:  13.08.1865.    ���  =  13 + 08 + 18 + 65  =  104  =  ��������  �\ ���� \.                 257  =  104  +  153-������  �����\ ���� \. ���  ���  ������  =  130-�����������  +  66-�������  =  196  =  ���������  ����\ � \. ���  ������  ����  ������  =  196-�����������  �������  +  83-\ 18 + 65 \-( ���  ����  ������ )  =  279.               279  =  201-���������  �����  +  78-���������.                 201  –  78  =  123  =  ���������  �����\ ���� \. ���  �����  ������  ���  �����  =  76-�����  +  66-����  =  142.               142  =  ���������  �������\ �� \  =  ������  �����.               257  =  142-�����  ����  +  115-����������  ��\ ��� \. �������  �������  ��  ������ �������:   52  =  �����Ĩ�\ �� ������� \_____________________________________228  =  142-�����  ����  +  86-������

             228  –  52  =  176  =  ����  ��  ������\ � \.

������ ������������ ������ ������� ������� �������������

Источник: https://proza.ru/2014/12/30/811

Запад как диагноз венского доктора

Венский доктор

Перефразируя известный афоризм: если бы Зигмунда Фрейда не существовало, его стоило бы выдумать.

В пантеоне поп-идолов XX века явно не хватало такого: со стриженой белой бородкой­, с благородной лысиной мыслителя, с цепочкой часов по борту сюртука и сигарой в руке – той самой, которая иногда – просто сигара.

С острым взглядом, проникающим в самые укромные закоулки мозга. Доктор, “который все знает про секс”.

Психоанализ критиковали все кому не лень, серьезная наука, исходящая из критического рационализма, его не приняла – ведь существование Эдипова комплекса или влечение к смерти невозможно доказать опытным путем. Но теории Фрейда вышли далеко за рамки чистой психологии и психиатрии – они стали одной из опор западной культуры XX века, и в реальности, отчасти вымышленной венским доктором, мы все живем до сих пор.

ПОИСКИ НЕЗРИМОГО

Первое свое исследование 22-летний студент венского университета Зигмунд Фрейд посвятил речным угрям, а если быть точным – он пытался найти тестикулы у рыб, которых наука считала бесполыми. 400 угрей погибли под скальпелем прилежного исследователя, но тайны своей так и не выдали.

Позже Фрейд будет открещиваться от этой работы, как некоторые маститые художники прячут от широкой публики первые пробы кисти.

Но интересно, что уже тогда молодой доктор на уровне мотивов обозначил направление всех своих дальнейших изысканий: пытаться найти никем никогда не виденное, отыскать sex (в значении “пол”) там, где больше никто его не видел. Этим он и будет заниматься всю жизнь – описывать незримое и неосязаемое, предлагать научные и околонаучные трактовки  вещам, не существующим за пределами отдельно взятого сознания.

Позже Фрейд, впрочем, отдаст дань памяти своему увлечению юности: в первом “бестселлере”, “Толкование сновидений”, он объяснит, что рыба – это фаллический символ (представим себе угря), а тот, кому снится рыбная ловля, в действительности думает о половом акте. Так венский доктор, не найдя полового органа у рыбы эмпирически, в своей теории сделает ее всю одним сплошным фаллосом.

ОБРАТНАЯ СТОРОНА ЛУНЫ 

Человеческая личность есть результат взаимодействия двух сил: подсознательных влечений (либидо) и сознания, стоящего на страже и соизмеряющего эти влечения с требованиями социума – так, если очень упрощать, утверждал Фрейд и другие приверженцы его теории психоанализа.

Как в молодости студент-медик хотел сделать видимой половую принадлежность рыбы, точно так же он, уже  зрелый практикующий врач, искал пути обойти сознание – “опрессора”, и проникнуть в область чистых человеческих желаний.

Эту “обратную сторону Луны”,  что потом родоначальник психоанализа обозначит как “подсознание”, искали многие его и современники, и предшественники.

Это бессознательное обнаруживает себя в людях из подполья Достоевского, в трудах Ницше и Шопенгауэра, к нему подступался коллега Фрейда Йозеф Бройер, его потом, но еще при жизни Фрейда, ирландский модернист Джеймс Джойс развернет в целый художественный метод, “поток сознания”.

Стараясь нащупать искомое, доктор экспериментировал с кокаином, используя недавно открытое вещество для лечения неврозов и даже для избавления от морфиновой зависимости (неудачно). Потом было увлечение гипнозом по методу французского профессора Шарко, тоже скоро забытое. Доктор отшучивался, что слишком сильны побочные эффекты: пациентки влюбляются в гипнотизера.

Все эти эксперименты имели одну цель – вывести наружу то, что общество веками учило человека скрывать: иррациональные влечения, темные инстинкты.

В кокаиновой ли эйфории, в бессвязном ли бреду пациентов под гипнозом он искал не ограниченный “внутренним цензором” поток сознания, неочищенный выхлоп мозга.

Позже он найдет его – в снах и их интерпретациях, а также в знаменитых сеансах психоанализа, когда пациент возлежит на обязательной кушетке и облекает в слова то, что считается непроизносимым – тем самым минуя внутреннего “цензора”.

Собственно, историческая роль Фрейда в этом и состоит – не в создании метода, точность которого сопоставима с точностью гадания на кофейной гуще, но в том, что он дал этой темной стороне имя, ввел ее под руку в приличное общество.

Уложив истерзанного неврозами индивидуума на кушетку, Фрейд предоставил ему слово, дал понять, что он важен, а что фантомы, населяющие его мозг, также реальны, как для его коллег-докторов реальны кровь и кости. Он прочувствовал наступление модерна, эпохи индивидуализма, и дал ей в руки “научное” обоснование того пути, на который она собиралась ступить.

И эпоха была ему благодарна: к своему 80-му дню рождения доктор достиг зенита славы: он получил премию Гете, переписывался с Эйнштейном, а с юбилеем его поздравлял сам Томас Манн. Доклад, прочитанный им по этому случаю, назывался “Фрейд и Будущее”. 

ФРЕЙД И БУДУЩЕЕ 

Судьба наследия Фрейда напоминает мне другого великого, родившегося позже, но говорившего на том же языке, что и первый психоаналитик, – немецкого архитектора и одного из основоположников конструктивизма Миса ван дер Роэ. Этот тоже стремился к новизне, хотел, как и все визионеры, изменить мир и осчастливить человечество.

Мир он действительно изменил – результатом его архитектурных изысканий и утонченных теорий стали миллионы домов-коробок по всему миру. Если хотите, чтобы вам стало страшно – представьте себе седовласого немецкого джентльмена, философа и художника, в черном костюме с платочком в нагрудном кармане и с вполне фрейдовской сигарой в тонких пальцах.

Джентльмен видит во сне панельную “хрущовку”, тянущую к нему руки из ржавой арматуры и повторяющую: “Я дочь твоя!”

В конце жизни венский доктор немного успел увидеть того, что он оставил в наследство новому миру. Нацистскую пропаганду, которая своими факельными шествиями апеллировала к самому что ни на есть бессознательному, освобожденных от диктата общественных приличий немецких лавочников, аншлюс Австрии и как следствие – собственное бегство в Англию.

Венский доктор не увидел, как часть его идей после войны поднимут на щит неомарксисты из “Франкфуртской школы”, как радикальные феминистки обозначат “опрессорами” вообще всех мужчин, как идеи толерантности, растущие из того же корня, превратят защиту прав ЛГБТ (опять же, от “опрессии”) в один из рычагов международной политики.

Он не увидел тысячи голливудских фильмов в которых – замечали? – мы постоянно видим детство героя, где случается что-то такое, что предопределяет все его дальнейшие поступки.

Наконец, он не застал,  как по всему миру расплодились гадатели на кофейной гуще, анализирующие людей, книги, фильмы и иногда даже целые государства так, как завещал Зигмунд Фрейд – но уже без элегантности, без немецкой обстоятельности и венского шика доктора, заглянувшего в пропасти человеческой души.

Всего этого Фрейд, безнадежно больной раком курильщик, не увидел, потому что попросил своего доктора впрыснуть ему смертельную дозу морфина.

И как хотите, но есть жестокая ирония в том, что причиной смерти Зигмунда Фрейда стали две вещи.

Формально – постулированная им же тяга к смерти, которая заставила его дать доктору последнее распоряжение, сделать то, что через полтора столетия в Голландии разрешат официально и будут называть эвтаназией.

На самом же деле доктора убила вредная привычка, тягу к которой он не захотел в себе подавлять. Сигара, которая иногда – просто сигара.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/zapad-kak-diagnoz-venskogo-doktora_9107

Доктор Земмельвейс — спаситель рожениц, который первым решил мыть руки и сам умер от заражения крови

Венский доктор

15 мая 1847 года казался обычным днем. И всё-таки он таковым не был: в венском родильном доме малоизвестный врач акушер-гинеколог впервые в истории человечества обязал всех входящих в родильное отделение мыть руки раствором хлорной извести. Так началась история антисептиков и дезинфекции, из-за которых смертность больных и рожениц снизилась в разы.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

«Белый слон» на голубом Дунае

Это история сразу и великого открытия, и человеческой косности, и спасения жизней. У нее один герой, с него и начнем. Игнац Филипп Земмельвейс (иногда его называют Семмелвейсом) родился 1 июля 1818 года в Табане, районе Буды в столице Венгрии Будапеште. Он был пятым ребенком из десяти в семье Юзефа Земмельвейса и Терезы Мюллер.

Игнац Земмельвейс в детстве / Wikimedia Commons

Его отец, этнический немец из Кишмартона, тогда части Венгрии, сегодня австрийского Айзенштадта, с 1806 года владел в Буде оптовой торговлей пряностями «К белому слону». Сегодня здесь, на улице Апрод, 3, Музей медицинской истории Игнаца Земмельвейса.

Родители Земмельвейса / Wikimedia Commons

Окончив гимназию в Буде, в 1837 году Земмельвейс поступил на юридический факультет Венского университета по просьбе родителей: они хотели, чтобы сын стал военным судьей. Но Игнац заинтересовался естественными науками и перевелся на медицинский. Несколько лет он учился в Вене, 2‑й и 3‑й курсы прослушал в Будапеште, потом вновь приехал в Вену и там завершил обучение.

В это время Австро-Венгрия переживала бум в изучении естественных наук. В Венском университете работали ученые-медики Карл Рокитанский, Йозеф Шкода и Фердинанд Гебра, которые сильно повлияли на научные взгляды Земмельвейса.

1 июля 1844 года он получил докторский диплом и специализацию в хирургии и акушерстве.

Игнац сразу попытался попасть в ассистенты к знаменитому терапевту Йозефу Шкоде, одному из основателей «Новой Венской школы» и клиники внутренних болезней, но ему это не удалось. Так он стал акушером.

Каждая десятая женщина умирала в родильной клинике

Земмельвейс получил назначение в акушерскую клинику Венской общей больницы при университете в 1846 году — ассистентом профессора Иоганна Кляйна. Сегодня мы назвали бы его ординатором. Он должен был осматривать больных, готовить их к профессорским обходам, наблюдать за трудными родами, обучать студентов акушерству и вести статистику.

В то время в акушерских клиниках Европы свирепствовала родильная лихорадка (сепсис, общее заражение крови). Бывало, что умирало более 30% матерей, рожавших в клиниках. Женщины настолько боялись, что предпочитали рожать на улице, в поездах и каретах, лишь бы не попасть в больницу, а ложась туда, прощались с родными так, будто шли на эшафот.

Картина Луиса Хименеса Аранды «Больничная палата во время посещения главного врача», 1889 год / Wikimedia Commons

Родильной горячке приписывали эпидемический характер, существовало около 30 теорий ее происхождения — связанных с погодой и атмосферой, с почвенными изменениями, с местом расположения клиник, с религией врачей, а лечить пытались всем, вплоть до слабительного. Вскрытия показывали смерть от заражения крови.

Франтишек Пахнер, автор биографии Игнаца Земмельвейса, в книге «За жизнь матерей» пишет, что за 60 лет в Пруссии от родильной лихорадки умерли 363 624 роженицы — больше, чем за то же время от оспы и холеры, вместе взятых.

Смертность в 10% в родильных клиниках считалась вполне нормальной. Иначе говоря, из 100 рожениц 10 умирали от родильной лихорадки

В 1842-м смертность достигла невероятных размеров — 31,3%, то есть умирало уже около трети рожениц.

В действительности в клинике Кляйна она была ещё больше: рожениц с осложнениями, напоминавшими родильную лихорадку, переводили в другие отделения.

Они погибали в отделении внутренних болезней, поэтому не включались в статистику. Вы только вдумайтесь в эти цифры: каждая десятая или третья женщина умирала в родильной клинике.

В Пражской акушерской клинике от родильной лихорадки умерло: в 1848 году — 37,36% рожениц, в 1849-м — 45,54% рожениц, в 1850 году — 52,65% рожениц. Из заболеваний, которые статистически учитывали в то время, родильная лихорадка сопровождалась наибольшей смертностью. Так обстояли дела в акушерстве, когда туда пришел Земмельвейс. И он сразу понял, куда направить свои силы.

Университетская клиника в Вене

В Венском университете было две акушерские клиники: первая — для докторов и студентов, вторая — для акушерок.

Земмельвейс сравнил статистики смертности и увидел огромный разрыв в количестве умерших рожениц в двух клиниках.

Он подсчитал, что в 1840–1845 годах смертность в первой клинике была в три раза выше, а в 1846 году даже в 5 раз выше, чем во второй клинике. В общем, у докторов умирало от 10 до 30% матерей, а у акушерок — всего 2,7%.

Объяснений не было, поэтому Земмельвейс подозревал, что они скрыты в устройстве клиники. Он обратил внимание на динамику смертности за годы и обнаружил, что в 1823 году смертей в отделении, где работали студенты и врачи, стало в несколько раз больше. «Это сделало меня таким несчастным, что жизнь казалась никчемной», — приводит биограф Земмельвейса его слова.

Оказалось, студентов и врачей, которые работали в акушерской клинике, допустили в прозекторскую учиться анатомии на трупах и отрабатывать навыки хирургии. Простых акушерок к вскрытиям не привлекали, и смертность во второй клинике осталась прежней.

Земмельвейс продолжал думать над причинами смертности, пока в 1847 году смерть профессора Якоба Коллечки не натолкнула его на догадку. Коллечка, которого случайно ткнули студенческим скальпелем во время вскрытия трупа, умер от сепсиса — заражения крови.

Земмельвейс сразу же увидел связь между трупным заражением и послеродовой лихорадкой. Он пришел к выводу, что студенты-медики переносили на руках трупный яд из моргов к пациенткам.

Земмельвейс предположил, что роженицам инфекция попадала в родовые пути. В Венской медицинской школе в те годы царило анатомическое направление: акушеры увлекались препарированием трупов.

Земмельвейс тоже ежедневно работал в анатомическом театре, а затем отправлялся в акушерскую клинику и исследовал беременных.

Про антисептику в те времена вообще не знали. Хотя Антоний ван Левенгук открыл микробы ещё в 1676 году, изучая воду в микроскоп, даже в XIX веке никто не понимал важности «неизвестных микроскопических животных» в жизни человека и их роль в распространении инфекций.

Студенты и врачи сразу после вскрытия трупов спешили в родильное отделение, просто обтирая руки платками

Сегодня такое звучит жутко и пугающе, а тогда это было в порядке вещей. После смерти Коллечки Земмельвейс написал: «Один бог знает, сколько женщин по моей вине оказались в гробу. Я так много занимался трупами, как редко кто из акушеров… Я хочу разбудить совесть тех, кто еще не понимает, откуда приходит смерть, и признать истину, которую узнал слишком поздно…»

Земмельвейс решил экспериментально поверить свою догадку. Вместе с доктором Лаутнером, ассистентом Карла Рокитанского, он произвел девять опытов на кроликах, вводя им в кровь секрет из матки заболевших рожениц, — кролики заболели.

15 мая 1847 года на дверях родильного отделения появилось объявление:

«Начиная с 15 мая 1847 года всякий врач или студент, направляющийся из покойницкой в родильное отделение, обязан при входе вымыть руки в находящемся у двери тазике с хлорной водой. Строго обязательно для всех без исключения. И. Ф. Земмельвейс».

Так была введена практика использования раствора хлорированной извести для мытья рук между вскрытием и осмотром пациентов. И произошло чудо. Смертность рожениц от сепсиса упала моментально — и более чем в семь раз: с 18% до 2,5%.

Думаете, это успех?

Однако предложение мыть руки не было признано медицинским сообществом. Больше того, открытие Земмельвейса вызвало волну критики и против гипотезы, и лично против доктора.

Коллеги смеялись над ним и даже травили.

Директор клиники Кляйн запретил Земмельвейсу публиковать статистику уменьшения смертности после практики стерилизации рук и уволил, несмотря на то что она действительно моментально упала.

Видимо, он испугался обвинений, что долгие годы клиника попустительствовала смертям, разрешая переход врачей из морга в родильное отделение. Кляйн заявил, что «посчитает такую публикацию доносом». По предложению Йозефа Шкоды была организована комиссия для проверки гипотезы, однако Кляйн настоял, чтобы ее распустили.

Открытие молодого и никому не известного врача обвиняло акушеров всего мира. Оно превращало врачей в убийц, своими руками заносящих инфекцию

Это было настолько возмутительно, что вызвало всеобщую ненависть.

Когда в 1847 году внезапно умерли несколько рожениц из палаты, где одна из пациенток страдала воспалением матки и гноетечением, Земмельвейс догадался, что сепсис передается не только от трупов, но и от живых.

С этого дня он стал обрабатывать руки после каждого пациента и дезинфицировать все инструменты. В 1848 году смертность в его палатах упала до 1,3%.

В 1850 году ему с большим нежеланием присвоили звание приват-доцента, при этом ограничив его права лечить и учить: за ним оставили демонстрационные занятия на муляжах.

Новшества Земмельвейса казались коллегам чудачеством, недостойным звания врача. И за них его изгнали из Венской клиники. Тогда Земмельвейс уехал в Будапешт, где стал врачом акушерского отделения больницы Св. Рохуса.

В 1855 году будапештский университет избрал его профессором.

Игнац Земмельвейс с женой / Wikimedia Commons

Профессор Земмельвейс с 1858 по 1860 год опубликовал несколько статей и книгу «Этиология, сущность и профилактика родильной горячки». Они убедили немногих, большинство врачей остались противниками учения Земмельвейса.

Среди них были и светила. Знаменитый доктор Вирхов выступил против Земмельвейса. В 1858 году, в докладе Берлинскому обществу акушеров, он высказал соображения о родильной горячке, которые противоречили выводам Земмельвейса.

Противостояние нарастало.

В 1861–1862 годах Земмельвейс написал пять открытых писем: четыре —знаменитым докторам, и общее — акушерам. Он писал, что будет вынужден обратиться ко всему обществу с предупреждением об опасности, которая грозит каждой беременной от акушеров и акушерок, не моющих руки перед исследованием.

Венский профессор Браун использовал в своей клинике хлорную известь, но на лекции Медицинского общества Вены сообщил, что уменьшение смертности в его клинике объясняется улучшением отопления и вентиляции. Врачебное сообщество не убедила смерть немецкого врача Густава Михаэлиса.

Врач смеялся над Земмельвейсом, но решил проверить его теорию. Когда смертность среди его пациенток упала в разы, потрясённый Михаэлис покончил с собой

Чем хуже была статистика смертности рожениц, тем упорнее врачи сопротивлялись введению антисептики. Дольше всех не признавали эту методику врачи пражской школы, где смертность рожениц была максимальной в Европе.

Деятельность Земмельвейса и его нововведения высмеивались, а самолюбие и совесть страдали. Характер доктора испортился окончательно.

Он стал писать письма, где называл врачей убийцами, подходил к беременным на улице и просил их требовать у врачей вымыть руки перед родами и обработать раствором хлорной извести, пугая их рассказами о родильной горячке.

Непонятый и осмеянный своими коллегами, в отчаянии, что люди продолжают умирать, он заболел душевной болезнью.

Профессор Пештского университета и семейный врач Янош Балаша рекомендовал направить Земмельвейса в психиатрическую лечебницу.

30 июля 1865 года доктор Фердинанд Гебра под предлогом проверки пригласил Земмельвейса в сумасшедший дом в Дёблинге под Веной.

Когда Земмельвейс попытался бежать, сотрудники лечебницы избили его, одели в смирительную рубашку и поместили в тёмную комнату. В качестве лечения ему прописали слабительное и обливания холодной водой.

Незадолго перед тем во время одной из операций, которую Земмельвейс провел новорожденному, он порезал палец правой руки.

У него началось заражение крови — болезнь, с которой он боролся всю жизнь. Через две недели он умер. Ему было 47 лет

В 1891 году тело Игнаца Земмельвейса перевезли в Будапешт. На пожертвования врачей всего мира 20 сентября 1906 года ему поставили памятник, на котором написали «Спаситель матерей».

Памятник Игнацу Земмельвейсу в Будапеште / Shutterstock (Nenad Nedomacki)

Открытие Игнаца Земмельвейса на 18 лет опередило теории английского хирурга Джозефа Листера.

Ещё до 1860 года мысль о том, что микроскопические существа могут вызывать инфекции, приходила ученым в голову, но экспериментально ее не проверяли.

В конце 60-х Казимир Довэн, французский врач, открывший бациллу сибирской язвы, показал, что заболевание язвой связано с присутствием в крови «бактеридий».

В 70-е годы Пастер во Франции и Кох в Германии открыли для научных исследований инфекционные болезни.

Пастер доказал, что возбудителями многих болезней были микроорганизмы — в 1877 году Седильо назвал их «микробами». Мир узнал о стафилококках, стрептококках, бациллах брюшного тифа, холерном эмбрионе.

Но даже Пастер столкнулся с косностью научного сообщества и получил признание только в 59-летнем возрасте.

Через несколько лет после смерти Земмельвейса его дело закончил Листер, которому тоже пришлось немало вытерпеть от медицинских светил, включая штрафы за перерасход мыла по больнице. Правда, он уже опирался не только на результаты Земмельвейса, но и на труды Пастера.

Антисептика вошла в медицинскую практику, и ее полностью признало следующее поколение врачей, на котором не было крови тысяч женщин, так и не ставших матерями. Через пять лет после открытия общей антисептики Листер был в зените славы. То, на что Земмельвейсу не хватило жизни, ему досталось за несколько лет.

Роль Земмельвейса в открытии асептики была признана через много лет после его смерти. Его именем назвали Будапештский университет медицины. А в психологии появилось понятие «рефлекс Земмельвейса», которым обозначают отрицание новых данных на основании того, что они противоречат устоявшимся представлениям.

Источник: https://mel.fm/istorii/2963748-ignaz_semmelweis

МедВрачеватель
Добавить комментарий